Фев 2005 25

- Валдис, история программы «Угадай мелодию» уникальна. Если не ошибаюсь, на нашем телевидении нет других проектов, которые бы закрывались, а потом возобновлялись в том же формате и с тем же ведущим. Благодаря чему это восстановление из пепла произошло?
- Движущей силой явились прежде всего зрительские массы, завалившие телеканал письмами с просьбами о возобновлении программы. Что было для нас довольно приятной неожиданностью, поскольку, просуществовав пять лет в эфире, игра начала сползать по рейтингам, в связи с чем руководство канала и решило на какое-то время ее заморозить. Ну а в прошлом сезоне, когда мы поняли, что зритель соскучился, «Угадайку» реанимировали без особых проблем: ведь сохранились прежние декорации, редакторский штат и ведущий.
- Когда в 1995 году все только начиналось, вам было 28 лет. За десять лет вы, надо думать, изменились, а манера ведения — эксцентрическая клоунада — осталась той же самой.
- Все-таки образ ведущего изменился, он стал более спокойным, более пантомимичным. Если брать «Угадай мелодию» образца 1995 года — это было фонтанирование. Оно осталось и сейчас, но это уже, скажем так, фонтан с подсветкой. К тому же появились компьютерные зарисовки и прочие спецэффекты, которые добавили программе юмора и легкости. Ну а шоуменская манера ведения программы над моей личностью никак не довлеет. Закончив лицедейство, я возвращаюсь в жизнь. А в обычной жизни у меня не возникает никакого желания продолжать клоунаду.
- Во время записи программы, наверное, происходит масса любопытного…
- Забавных моментов происходит большое количество. Ну, например. Мы предупреждаем всех игроков, что не надо держаться за декорацию, но иногда кто-то все же так крепко за нее хватается, что после разворота барабана оказывается перед камерами с куском фанеры в руках. Мы всегда во всеуслышание объявляем, что этот фрагмент декорации дарим на память. И самое смешное, что игроки наивно полагают, что его действительно отдадут. Конечно, потом эта фанерка тут же отбирается и возвращается на место.
- Откуда такая скаредность?
- Если бы мы ввели это в практику, тогда, думаю, каждый второй игрок якобы случайно отламывал и уносил с собой часть нашей студии.
- На одном из интернетовских сайтов я прочел, что девушки из группы «Фабрика», которые не отгадали ни одной мелодии, так были опечалены, что, выражая свою досаду по этому поводу, не сумели удержаться в рамках цензурной лексики. Было такое?
- Нет, это типичная интернетовская байка. Когда человек приходит на игру и совершает ряд ошибок, а ведущий в кадре и еще больше за кадром его подзуживает: «Ну ты просто полный лопух, да как ты сюда попал? Ты опозорился на всю страну, поздравляю тебя с этим» и так далее… Разумеется, он расстраивается, но никаких инфернальных выражений со стороны милейших певиц группы «Фабрика» не было.
- Программа «Розыгрыш» относится к так называемому негативному телевидению, подвергающему людей достаточно нервическим испытаниям.
- Изначально мы ориентировались на западные аналоги, и первые два цикла розыгрыши были действительно порою жесткими. Но выяснилось, что наш зритель такой продукт не принимает, ему нужно телевидение помягче, попушистее. Поэтому сейчас мы программу коренным образом изменили, перешли в область безобидных и веселых розыгрышей. И в выпусках нового цикла, на мой взгляд, негативной жесткости уже нет. И нынешний резкий рост телерейтингов показывает, что подобные «облегченные» обманки нашему телезрителю действительно нравятся куда больше. Ну а меня как ведущего программа привлекает тем, что в ней весело, много креатива. Запись каждого выпуска по-своему уникальна, она значительно отличается от того, что было раньше и что будет потом. Ведь к каждому приходящему к нам в студию гостю требуется индивидуальный подход.
- Подозреваю, что «благодаря» этой программе вы перессорились с большим количеством друзей и знакомых?
- Нет, на меня никто не обижается. Все же понимают, что ведущие программы и редакторская группа, придумывающая розыгрыши, — это разные люди. За мной только работа в студии, а выбор кандидатуры, написание сценария и съемка — это все лежит на совести наших замечательных редакторов. Думаю, мерилом отношения к нашему формату является то, что более девяноста процентов «звезд» дают разрешение на показ подготовленного материала. Хотя каждый участник программы имеет право запретить нам показывать его розыгрыш.
- Когда смотришь вашу программу, само собой возникает подозрение: не являются ли все ваши розыгрыши отрепетированными спектаклями, распространенными на нашем телевидении?
- Понимаете, в чем дело, бить себя кулаком в грудь и кричать: «У нас все по-честному!» — бессмысленно.
- Но можно хотя бы сказать: да или нет.
- Естественно, скажу, что это реальные розыгрыши и подстав у нас не бывает. Но пытаться это доказать — дело неблагодарное, ведь что бы я ни сказал, разубедить скептиков мне не удастся. Но вот одно любопытное наблюдение. У меня есть несколько знакомых, которые считают, что очень хорошо разбираются, где у нас обман, а где правда. Так вот, их предположения по поводу того, какие розыгрыши реальные, а какие нет, расходятся диаметрально. Кстати, несколько раз было так, что знаменитости во время розыгрыша догадывались, что их надувают. Например, ребята из «Премьер-министра» все поняли, но решили продолжить игру. А один из героев розыгрыша этого цикла (не хочу называть его имя, потому что не знаю, войдет ли этот эпизод в смонтированный вариант) незадолго до финала обо всем догадался и закричал: «Пельш, скотина, где ты? Вылезай!» К счастью, это произошло уже после того, как розыгрыш состоялся.
- Однако же деньги для вас что-то значат?
- Конечно. Деньги значат очень много. И я понимаю, что, занимаясь какой-либо другой работой, например бизнесом, мог бы зарабатывать куда больше. Но все-таки я предпочитаю работать там, где мне интересно.
- Получается, что между интересом и деньгами вы выбираете интерес?
- Естественно, я не хочу работать только из-за денег.
- А вот такие условия быта, как роскошная квартира, машина, роскошная дача где-нибудь на Рублевке и так далее, для вас много значат?
- Без комментариев. Конечно, все любят красиво жить, быстро ездить на машинах, на которые оборачиваются другие водители и симпатичные пешеходки, и так далее. Но я не являюсь рабом данной идеи.
- А слава и узнаваемость для вас важны?
- Без сомнения, но, скажем так, сейчас известность уже не имеет особого значения с точки зрения подпитки моего самолюбия. Меня и так давно знает каждая собака в нашей стране. Хотя бы в силу того, что это просто неизбежно. Ведь в прошлом году у меня было семь эфиров в неделю, в этом пять. Хотя, конечно, когда незнакомые люди тепло говорят о том, что я делаю сейчас, это приятно.
- А как вы относитесь к словам Бориса Пастернака: «Позорно, ничего не знача, быть притчей на устах у всех»?
- Спокойно отношусь, и не считаю, что каким-либо образом могу связать ее с собой. Я человек, скажем так, как минимум с высшим образованием, обладающий достаточно большими знаниями, правда, в довольно специфических областях, в основном связанных с военной историей. И у меня нет ощущения, что моя известность — это нанесенная случаем пена. Но я работаю на телевидении, а это тотальный масс-медийный жанр. И любой человек, попадающий на телеэкран, становится очень известным, сиречь «на устах у всех». Ничего странного и стыдного в этом нет. Просто такая у нас работа.

Источник

Оставить комментарий